Cайт ХК «Металлург»

Новости клуба

Архив новостей

 
0
3 ноября 2022 Официальный сайт МХЛ
269

«Молодёжный хоккей должен строиться на атаке». Виктор Постников – о прогрессе «Стальных Лисов» и первом Кубке Харламова

Защитник побеждал в финале плей-офф МХЛ, а сейчас – тренирует молодых магнитогорцев.

В сезоне 2021/2022 «Стальные Лисы» выиграли Восточную конференцию и впервые за шесть лет прошли первый раунд плей-офф Кубка Харламова. Перед началом того регулярного чемпионата руководство клуба доверило команду молодым тренерам. С нападающими в штабе 35-летнего Станислава Шумика работает Николай Лемтюгов, а за защитников отвечает Виктор Постников, сын известного тренера Валерия Постникова, воспитанник «Металлурга-1992» и обладатель первого в истории Кубка Харламова в составе магнитогорской молодёжки.

В интервью официальному сайту МХЛ специалист рассказал о прогрессе «Стальных Лисов», «синдроме второго сезона» у некоторых игроков, начале тренерской карьеры и вспомнил «золотой» сезон 2009/2010.

«От сезона 2021/2022 осталась недосказанность»

– В сезоне 2021/2022 «Стальные Лисы» выиграли Восточную конференцию. Чувствуете, что сейчас команда способна удержать этот уровень?
– Наверное, наш потолок был чуть выше. От прошлого сезона осталась недосказанность. Сейчас мы прикладываем максимум усилий, чтобы выдавать лучший результат. Как ребята, так и тренеры. Команда омолодилась, нам, конечно, тяжелее. Задач с нас не снимают, но самая главная цель – растить ребят, поднимать их навыки и понимание хоккея. Если эти компоненты улучшатся, то и результат придет.

– Не замечаете у игроков «синдрома второго сезона»?
– По фамилиям не скажу, но такие примеры есть. Может быть, ребята расслабляются и не делают то, что делали годом ранее. Думают, что проедут на старом багаже. Приходится показывать на их же примерах, что они перестали выполнять. Возможно, кто-то ленится, у кого-то больше времени отнимает девушка. Одни слышат с первого раза, другие упрямятся. Но всё равно до всех доходит, что нельзя останавливаться в прогрессе.

– Ваш коллега Николай Лемтюгов говорил, что в вылете от «Омских Ястребов» в плей-офф больше пользы для команды, которая только строилась. Какие выводы вы сделали из серии с омичами?
– Согласен с Николаем. Парни получили отрицательный опыт, который иногда бывает гораздо полезнее положительного. Надо задуматься, что ты сделал не так. Наш тренерский штаб пытается научить игроков работать головой и анализировать самих себя. Чтобы не только тренеры, как учителя с указкой говорили: «Делай так – и всё!». Мы хотим, чтобы хоккеисты смотрели на себя со стороны. По серии с «Омскими Ястребами» мы и сами поняли, что мелочей в игре не бывает. Возможно, как игрок, я меньше уделял этому внимания. Но как тренер понял, что мелочей в хоккее нет. Как бы это иронично ни звучало, игра длится 60 минут.

– Какие ещё игровые моменты вы переосмыслили, когда стали тренером?
– Первое – внимание к деталям. Второе – познание игрока: что помогает побеждать, а что вредит.

– А были случаи, когда, глядя на ошибки защитников «Стальных Лисов», вы вспоминали свою игру и понимали, что надо было исправить?
– У меня другая ситуация. Я рос в хоккейной семье. Мой отец не был мне отцом, он был для меня тренером. Я не мог пропустить ошибки, потому что мне о них всегда напоминали. Когда тебя направляют в одну сторону, ты стремишься в противоположную, такой закон. Понял, что игроков не надо заставлять и категорично толкать. Они сами должны это понять и захотеть. Мой отец – тренер старой школы, он был, скорее, либералом. При этом он был сторонником принципа «Делай так – и всё». Но игроку надо разъяснить, почему надо сделать так и что получится в итоге.

– Замечаете, что у молодого поколения другое восприятие советов, подсказок?
– Да, это выражается в протесте. Они восприимчивы к критике. Если их ругаешь, то они могут обидеться и закрыться. Но ты, как тренер, хочешь помочь, чтобы игрок обратил внимание на ошибки. Одни слышат с первого раза, другие не слышат с десятого. Всё зависит от человека. В ошибках нет ничего страшного, все ошибаются, это человеческая сущность. Но осознать их и сделать по-другому – большой шаг для игроков.


«Все любят забивать, но никто не любит обороняться и ловить на себя шайбу»

– «Стальные Лисы» играют от атаки. Вам, как тренеру по защитникам, комфортно строить оборону, когда команда проповедует атакующий хоккей?
– Молодёжный хоккей должен строиться на атаке. Парням важно уметь играть с шайбой, принимать креативные решения. При движении по вертикали выше игрока учат более системным вещам. Я сторонник системности в обороне. Все любят играть с шайбой и забивать голы. Но никто не хочет обороняться в меньшинстве, ловить на себя шайбу, правильно ставить клюшки. Мы делаем всё, чтобы хоккеисты обучались и правильной игре в обороне, и атаковали. Да, атака перевешивает, но таков хоккей в молодёжной лиге. И это правильно!

– Вы сказали, что атака перевешивает, но есть тезис, что кубки выигрывает оборона. Значит, он не работает в молодёжном хоккее?
– Получается, так. Выигрывают те команды, которые в нужный момент вспомнят, как правильно играть в обороне и лучше сыграют в атаке. Это комплексный вопрос, но атака всё равно перевешивает.

– Довольны игроками, которые летом перешли в состав из детской школы?
– У парней есть прогресс. Примерно через полсезона все понимают нашу систему. Нет одинаковых игроков. Каждый по-разному воспринимает информацию.

– От кого из защитников ждать прогресса в сезоне 2022/2023?
– Не стал бы выделять персонально. Жду прогресса от каждого защитника, но по разной шкале. Кто-то больше играет в МХЛ, от них жду серьёзного шага вперёд в лидерских качествах, по игре в обороне и атаке. От тех, кто только заходит в состав, ожидаю, чтобы они справились с ролью и игровым временем: строго действовали в обороне, отдавали хороший первый пас, поддерживали атаку и менялись. Но мы никого не ставим в рамки. Игрок может совершать промахи, но главное – не повторять одни и те же ошибки.

– Богдан Крохалев по возрасту может играть в МХЛ, но выступает за «Южный Урал» в ВХЛ. Объясните, почему ему полезнее играть в ВХЛ?
– В ВХЛ другой хоккей: более взрослый, выше скорости. Богдану надо сделать шаг вперёд. Правильно, что он выступает в «Южном Урале». У него есть все данные, чтобы заиграть на высоком уровне.

– Вам не хватает матчей с командами Западной конференции?
– Конечно, в Западной конференции немного другой хоккей. Команды больше играют в давление, больше атакуют. На Востоке, как по мне, более системный хоккей. Конечно, игра уходит в сторону атаки, мы стараемся следовать этому.

«Тренеру нужен большой запас терпения»

– Как вы решили стать тренером?
– Мне интересен этот путь. Ты ищешь ответы на вопросы, которые были для тебя неизвестными ранее. Тренерство – это анализ. Ты смотришь, в какую сторону движется хоккей. Стараешься помочь ребятам прогрессировать. Мне поступило предложение от Сергея Юрьевича Гомоляко. Он сказал, что у меня получится, я быстро согласился.

– К чему привыкали, когда стали тренером?
– Когда подсказываешь человеку, а он тебя не слышит. Говоришь одинаковые вещи, но кто-то слышит с первого раза и пытается выполнить, а кто-то не понимает. Тренеру нужен большой запас терпения.

– Вы быстро нашли общий язык с Николаем Лемтюговым и Станиславом Шумиком?
– Достаточно быстро. Иногда бывают разные точки зрения на хоккей, но главный тренер всё это регулирует. Мы ищем истину, которая поможет нашей команде. Думаю, мы нашли общий язык, это было заметно по прошлому сезону.

– Помните матчи, которые особенно сплотили тренерский штаб?
– Мы еще больше сплотились в плей-офф. Общий успех, как и обидные поражения, объединяют людей. Мы и в сезоне были единым целым, но в плей-офф сплотились ещё серьёзнее.

«Видел в Никите Евсееве прекрасные атакующие качества»

– Можно сравнить впечатления от тренерской работы и от игры в хоккей?
– Впечатления разные. Тренер находится возле площадки, но не может выйти на лед. Зато может повлиять через советы, подсказки и другие действия. Если ты любишь хоккей, то любишь его во всех проявлениях. Отец заложил это в меня.

– Часто хотелось самому выскочить на лёд и показать, как надо сыграть?
– Постоянно. Думаю, это хочется любому тренеру. Смотришь со стороны на ошибки и думаешь, что ты бы их не повторил, но сам уже ничего сделать не можешь.

– До того, как стать тренером, вы занимались скаутингом в «Металлурге». Как пришли к этому?
– Я решил стать тренером, а скаутинг – неплохой опыт для этого. Учишься анализировать хоккей, просматриваешь игровые ситуации, готовишь скаутские отчеты для главного тренера и спортивного директора. Изучаешь их позицию, сравниваешь со своей.

– Сколько игроков из тех, за которыми вы следили, в итоге оправдали ожидания?
– Мы вели Филиппа Майе, Джоша Карри, Линуса Хультстрёма. В какой-то момент они были недоступны, через год согласились, приехали в команду и показали хороший результат. Помню, как ездил в Альметьевск на матч «Спутника» и следил за Никитой Евсеевым, который сейчас играет в «Ак Барсе». Видел в нём прекрасные атакующие качества, светлую голову и неплохое катание. Он мог перейти в «Магнитку», но выбрал другой путь.

– Вы, как и любой другой продолжатель хоккейной династии, часто слышали мнение, что за вас все решал отец. Что думаете, когда слышите такое?
– Когда человек добивается успеха в любой сфере, а его ребёнок выбирает это же направление, то его всегда будут тыкать носом, что всё это благодаря волосатой руке. Со временем не замечаешь этого и относишься спокойно. Любой ребёнок пытается доказать, что это не так. Но сколько бы ты ни доказывал, люди все равно будут говорить: «Нет, это не так».

– Помню, как с отцом тренировались на одном из магнитогорских катков. Вы брали половину льда, а на другой половине катались дети, в том числе и я. Чему отец хотел научить вас?
– Скорее всего, это была летняя подготовка, мы поддерживали форму. Все нанимают специалистов, а у меня тренер живет под одной крышей со мной. У него были заготовлены упражнения, потому что он отлично знал меня. Мы их и выполняли.

– Дома после игр вас ждал разбор ошибок?
– Почти всегда. Папа старался смотреть каждый мой матч и выдавал персональный отчёт. С чем-то я не соглашался, мы спорили. В большей степени прав был он, в меньшей – я.


«Победа в первом же сезоне МХЛ – незабываемое воспоминание»

– Вы первый тренер МХЛ, который сам выигрывал Кубок Харламова в первом сезоне. Как изменился хоккей в лиге за этот промежуток времени?
– Мне кажется, раньше было больше креативных хоккеистов. Меньше играли системно и больше творили. Сейчас лига возвращается к этому. Ребята больше играют с шайбой, выполняют больше атакующих действий. МХЛ прогрессирует и это хорошо.

– Какое самое яркое воспоминание осталось о «золотом» составе «Стальных Лисов»?
– Победа в первом же сезоне МХЛ – незабываемое воспоминание. Мы проделали большой путь. Парни, которые пришли из моего 1992 года, выигрывали чемпионат России и серебряные медали. Наш возраст был очень сильным по школе. Сошлись все звёзды, мы выиграли Кубок Харламова.

– Вы поддерживаете связь с игроками того состава?
– Не сказал бы, что мы все тесно дружим. При встрече здороваемся, спрашиваем: «Как дела?». У всех своя жизнь. Есть тёплые воспоминания, но не более того.

– Нынешний стиль «Стальных Лисов» можно сравнить с командой, которую построил Евгений Корешков?
– Можно. И тогда, и сейчас все заточено на атаку, креатив и игру с шайбой. Команда придерживалась комбинационного хоккея, не было жёстких рамок. В команде собралось много креативных игроков с высоким хоккейным IQ. За счёт этого и побеждали.

– Связывались ли вы с Евгением Геннадьевичем, когда решили стать тренером?
– Нет, не связывался, но я видел его во время финала Кубка Гагарина, когда он приезжал в Магнитогорск с ЦСКА. Мы пообщались, он сказал, что скорее всего у меня получится стать тренером. Я ответил: «Всё благодаря вам». Евгений Геннадьевич мог раскрыть игроков. Он не ставил хоккеистов в рамки и помогал каждому развивать собственный талант.

К материалу

0 комментариев

Добавить комментарий

Добавление комментария

Для добавления комментария нужно зарегистрироваться или авторизоваться на сайте.

Логин
Пароль