Cайт ХК «Металлург»

Новости клуба

Архив новостей

 
0
30 октября 2023 Пресс - служба ХК "Металлург"
676

Андрей Козлов: «Мы должны стремиться к игре на самом высоком уровне»

С капитаном «Стальных Лисов» Андреем Козловым мы поговорили в конце октября, когда в Магнитогорске «Лисы» провели серию домашних матчей в рамках МХЛ.

— Андрей, расскажи, как ты пришёл в хоккейную школу?

— Я хорошо это помню. Мне было три года. Отец смотрел игру «Металлурга» дома. Я подсел рядом с ним на диван. Был матч, в котором Денис Платонов сыграл очень результативно. После той игры сказал отцу: «Хочу стать как он». Решил попробовать себя в хоккее. Это было моё решение. С того момента начал заниматься хоккеем. В три с половиной года впервые встал на коньки.

— Это во дворе было?

— Нет. Меня отвели в детскую школу «Металлурга». Пришёл в старший год, 2004-й. Помню специальные санки. Я встал с ними на лёд, упал. И вот так произошла моя первая тренировка.

— Кто был первым тренером?

— Геннадий Яковлевич Разумняк.

— За всё время посещения детской школы не возникало ситуации, когда хотелось бросить занятия хоккеем и попробовать себя в чём-то другом?

— Нет, такого не было. Хоть я и падал сначала, мне это очень нравилось. Но я действительно полюбил этот спорт. С удовольствием шёл на каждую тренировку. Спрашивал у родителей: «Во сколько начало?», «Кто меня отвезёт?». Родители работали. Некому было возить. То есть всегда сам хотел, сам просился. Так и привилась любовь к хоккею.

— Кто первые годы водил на тренировки?

— Папа, мама, дедушка и дяди. Кто мог, тот водил.

— Долгой была дорога до хоккейной школы?

— Мы жили в новых районах по проспекту Ленина. Буквально четыре остановки. Ездил на маршрутке. Бывало, отец на машине возил. То есть, такие пути были.

— Когда уже самостоятельно стал добираться?

— Мне было семь или восемь лет. Родители выдавали карманные деньги на проезд. Говорили: «Доедешь, позвонишь», «Сядешь на транспорт, позвонишь». Был такой контроль, но родители с того возраста уже доверяли.

— Как в те годы доставалась экипировка, амуниция?

— Первое время мы приходили на тренировки, и можно было брать форму напрокат. Потом постепенно родители начали покупать. Уже был свой шлем, коньки, клюшка. Самые основные детали. Остальную экипировку продолжали брать напрокат. И вот так постепенно полностью появилась своя форма.

— Из твоей семьи никто к профессиональному спорту не имел отношения?

— Дедушка в институтские годы, когда был молод, играл за футбольную команду вратарём. Папа в 90-е вырос на улице. Играл в футбол, в хоккей. Профессионально вообще не занимались. Есть родная сестра, у неё другой спорт, и есть два двоюродных брата, которые как раз тоже занимаются хоккеем. Один 2009 года рождения, второй — 2013-го. Я с ними плотно общаюсь. По возможности смотрю игры с их участием, разговариваю, объясняю, где и как лучше сыграть. Стараюсь подсказывать им тонкие моменты. То, что сам уже знаю, чему меня научили.

— Они тебя слушают?

— Для них я пример. Младший 10-летний брат с характером. Он где-то даже может родителей не послушать, а меня слушает.

— Сестра связана со спортом?

— Да. Младшая сестра Ксения занимается спортивной акробатикой. Получила звание «Кандидат в мастера спорта».

— А в хоккей она пробовала поиграть? Приглашал её на лёд?

— Однажды забавная ситуация была. Я тренировался за 2004-й год и дополнительно со своим годом ещё. И папе удалось с тренером договориться так, чтобы её поставили на коньки, и она с нами тоже тренировалась. Ксении понравилось, но мы не увидели продолжения в этом. Решили, что пусть занимается спортивной акробатикой.

Андрей Козлов: «Мы должны стремиться к игре на самом высоком уровне»

— Бывает, когда мама попросит. Ту же гречку отварить, макароны. Она умеет, но я редко её прошу. Могу попросить что-то приготовить на завтрак. Например, яичницу. Может помочь по дому убраться, когда тоже мама просит. А так я и сам могу навести порядок.

— Насколько тяжело твоим родителям в те годы было вкладываться в поездки, в форму?

— Это было очень тяжело для них. Они об этом говорили, я знал. Опять же, нужно было приобретать полезные продукты питания. Тяжёло им всё это давалось.

— Кто родители по профессии?

— Мама — пекарь. Она работает в кондитерской. У неё золотые руки на готовку. Папа развозит торты, работает водителем. Но между собой на работе они никак не пересекаются.


— Сейчас тон в «Металлурге» задают молодые выпускники нашей школы: Илья Набоков, Данила Юров, Данил Гололобов, Никита Гребёнкин. Как их достижения стимулируют тебя и твоих партнёров на работу?

— Конечно, когда включаешь матч по телевизору, или приходишь в Арену «Металлург» посмотреть на первую команду, ты уже видишь ребят, которых ты с детства знаешь. С которыми я сам успел поиграть. Безусловно, появляется дополнительная мотивация работы, чтобы играть с ними в одной команде снова. Чтобы пробиться в основной состав «Металлурга». Конечно, это очень сложно. Как нам говорит Станислав Андреевич, при переходе из детского хоккея в МХЛ было сито чуть побольше, здесь сито вообще маленькое, и очень сложно сюда попасть. Я стараюсь больше работать, развивать свои лучшие стороны, и стараюсь работать над слабыми.

— В детском хоккее ты уже играл под руководством Станислава Шумика, и продолжаешь это делать в «Стальных Лисах». Можно сказать, тебе повезло вдвойне.

— Да. В детстве познакомился с принципами его работы. Знаю, что он требует от ребят, что он требует от меня. То есть очень хорошо знаю, понимаю. И мне очень нравится работать со Станиславом Андреевичем.

— Как изменился Станислав Шумик за это время в плане тренерского мастерства?

— Он заметно вырос. По детской школе был сильным тренером, очень ценился. Со временем перерос детскую школу: на финал первенства России ездил, со сборной регионов всё, что только можно, выиграл. Попал сюда, в молодёжный хоккей. И здесь стал сильным тренером. Говорит очень правильные вещи. Он хороший психолог — чувствует, когда у ребят страх, а когда прилив энергии, эмоции. Я считаю, что молодёжный хоккей это всё-таки эмоции. И он хорошо это чувствует. Ментально он очень сильный человек.

— Станислав Андреевич был капитаном «Металлурга-87». Теперь ты капитан «Стальных Лисов». Как ты им стал?

— На предсезонке это было тренерское решение. Мне дали попробовать, чтобы я повёл команду за собой. А после этого у нас были выборы в раздевалке: сделали маленькие листочки. Парни из команды должны были написать четыре варианта: капитан и три ассистента. Два основных и один альтернативный на всякий случай. И вот так получилось, что большинством голосов выбрали меня. Для меня это было очень приятно, потому что команда доверила мне. То есть не тренеры выбрали, а именно команда решила. Значит, что-то во мне есть такое, чем я могу цеплять и вести команду за собой. Быть настоящим лидером не только на льду, но и в раздевалке.

— Главный тренер «Стальных Лисов» дал тебе капитанский совет?

— Нет, такого не было. Но тренерский штаб много разговаривает со мной. Тренеры говорят, что я должен доносить команде. Просто могут подойти поговорить, особенно, если проиграли: «Что случилось?», «Что не получилось?». Тренеры мне доверяют, им очень благодарен за это.


— Известно, что Андрей Козлов может сыграть как в центре, так и на фланге. К какой позиции ты больше тяготеешь?

— Этот сезон я начинал с краю. Там сыграл две игры, после чего меня перевели в центр. Теперь снова вернули в край. Если честно, нет особой разницы, где играть. Нам всегда говорили: куда бы вас ни поставили, вы должны сыграть везде. И сделать так, чтобы партнёры играли. То есть мы должны прокачивать друг друга. Поэтому для меня нет особой разницы. Везде нравится.

— И всё-таки центральным сложнее быть?

— Ну да. Больше приходится в обороне работать. Где-то меньше сил на атаку хватает. Крайние нападающие больше в атаке играют. Но при этом сейчас такой хоккей пошёл: если крайние нападающие не умеют играть в обороне, то они не ценятся.

— Наверняка ты просматриваешь матчи КХЛ, НХЛ, других чемпионатов, и видишь, как играют мастера высокого уровня. Чья игра служит для тебя примером?

— Сейчас хоккей стал более скоростной. Мне, по-прежнему, нравится, как играют Кросби, Малкин, Макдэвид, — универсальные игроки, которые прошли весь этот путь. Стараюсь за ними следить. А сейчас появляются молодые таланты. Например, Коннор Бедард. У него очень классный бросок. Я смотрел его игры, голы. Когда смотришь, стараешься что-то брать от них, что-то хорошее.

— Иногда складывается впечатление, что у вас, игроков «Стальных Лисов», день настолько расписан, что нет свободного времени. Расскажи, как проходит твой день.

— Нет, почему? Свободное время есть. Мы приходит утром в Арену «Металлург» на командный завтрак. Затем происходит общение с ребятами. Потом разминка в зале, выход на лёд, потом снова зал. После зала собрание или просмотр прошлых игр с разбором, что очень полезно для нас. Мы — молодые ребята и должны знать, как лучше делать. Потом обед, и вторую половину дня с трёх-четырёх часов свободен.

— А что происходит в свободное время? Учёба?

— Да. Я учусь в МГТУ на спортивном факультете. Если получается, то могу домой приехать, родителям помочь, или встретиться с друзьями, с девушкой.

— Что тебе даст получение высшего образования?

— Это очень важно в современной жизни. Мне и родители привили это. Без высшего образования не получишь хорошую работу и просто не будешь образованным. Умные люди ценятся. Да и для себя. Если связал свою жизнь со спортом, должен двигаться в этом направлении. Поэтому я и пошёл на спортивный факультет.

— Что ты делаешь в поездках?

— Я, наверное, ничем не выделяюсь от остальных ребят, которые в поездку ездят на взрослом, молодёжном уровне. Также пару сериалов могу скачать, фильмы, музыку. Наушники в уши вставил: едешь, отвлекаешься от всего.

— Сейчас хоккей стал продвинутым в плане всевозможных приложений. Изменилась подготовка: игрокам на собраниях разжёвывают моменты, раскладывая их по полочкам. Как на практике всё это применяется? Нет ли от такого объёма информации «каши» в голове?

— Нет. Обычно все собрания видеосистемные. Нам сказали это раз. У нас не сразу стало получаться. Потом показали похожее видео с другой игры, где это снова не получилось. Постепенно информация укладывается. Действительно, её очень много, но она укладывается в голове. И ты понимаешь, где и как лучше сыграть.

— Когда ты в последний раз играл в хоккей на улице?

— Прошлой зимой в преддверии Нового года 30 декабря. Мы собрались: я, мой папа, оба брата, дяди. Всего пятнадцать человек.

— Ничего себе, почти настоящая хоккейная команда...

— Да, у нас большая, дружная семья. Тогда собрались на катке около 14-й школы и поиграли в хоккей. Очень интересно было. Отвлёкся от хоккея, в который играю здесь.

DSC_1740.jpg

— С кем делишь номер на выезде?

— С Ильёй Квочко. Мы с ним знакомы с самого детства. Я пришёл тогда в хоккей, мы с ним познакомились. Потом поехали на первый выезд. Вместе заселились. С тех пор общение прекращали: когда он пришёл в свой год, я — в свой, то общались не так близко. А сейчас мы с ним снова очень хорошие друзья.

— В каких компонентах ты смог добавить за последнюю предсезонку?

— Немного окреп физически. Чувствую это по себе. Набрал мышц побольше, чем в прошлые сезоны. Из-за этого катание стало немного силовым, бросок другой. Считаю, хорошую предсезонку провёл, правильную. Делал аспект не только на физическую подготовку, но также на лёд ходил, и на технику делал очень много упражнений. Старался сделать так, чтобы по максимуму всё затронуть. И в сезоне это действительно пригодилось.

— Существует ли в «Стальных Лисах» сбор игроков без тренеров, чтобы поговорить «за жизнь»?

— Да, но очень редко. Перед сезоном бывает, перед плей-офф тоже. Потому что, командный дух не только на льду проявляется. Мы должны как-то больше времени проводить вместе. Это, действительно, помогает. И бывает такое, что после проигранных матчей в поездке можем собраться с ребятами в одном номере, чтобы поговорить. Спросить у них: что не получается, как выходить из поражений. Это помогает наладить командное взаимодействие и создаёт командный дух.

— В «Стальные Лисы» пришли двенадцать новичков. Как их встретили вы, — «ветераны»?

— Парни все очень техничные, на самом деле. Понятно, что им тяжело привыкать к этой Лиге. Потому что, действительно, я и сам по себе знаю то, что разница огромная между детским хоккеем и молодёжным. Но мы ждём от них, что они привыкнут, и будут помогать нам, как лидерам. То есть основная нагрузка будет лежать не только на нас, а они будут подхватывать это, и мы будем играть как команда.

— Регулярный чемпионат МХЛ набрал приличный ход. Чем игра «Стальных Лисов» в этой «регулярке» отличается от прошлогодней?

— В прошлые годы команда была опытней. У нас не было столько молодых парней. Ребята были уже привыкшие к этому молодёжному хоккею. Плюс если брать тот сезон, то они играли второй сезон по одной и той же системе. То есть уже знали, что от них хотят. Было меньше собраний, было меньше видео.

— Опытные хоккеисты нынешнего состава «Стальных Лисов» сейчас играют на своём уровне? Или вам есть, в чём добавлять ещё?

— Конечно, и от меня ждут больше тех же голов. И от Ильи Квочко ждут большего. Есть над чем работать нам с ним, а также остальным ребятам, которые не первый сезон играют здесь, которых можно назвать опытными. От них очень многого ждут, и тренеры сами говорят: «Давайте пособранней: вы старшие, вы лидеры. Должны вести за собой команду». Поэтому, конечно, с нас спрос больше.

DSC_1600.jpg

— Летом в «Стальных Лисах» появился новый тренер Дмитрий Казионов. Какие игровые качества он помог тебе раскрыть?

— Он, действительно, очень опытный человек. Выиграл три Кубка Гагарина. Играл в чемпионском «Металлурге». Для нас Дмитрий Александрович пример того, что человек работает. Работает для того, чтобы мы развивались. Проводит собрания по большинству: объясняет, кто где должен играть, как лучше сыграть. Влился в наш коллектив. От него, действительно, много опыта получаешь. Даже на тех же вбрасываниях перед тренировками мы, центральные нападающие, выходим, встаём на точку. Он сам скидывает, объясняет, как лучше клюшку поставить: повыше или пониже. Это, действительно, очень помогает в игре.

— Раньше ты этими секретами не владел?

— Я по детской школе в центре играл, и там как встал на вбрасывание, так и получилось. А тут, действительно, уже понимаешь, где клюшку взять повыше, чтобы был рычаг больше. Это всё очень важно в современном хоккее.

— Как отдыхаешь от хоккея? Или это невозможно, учитывая, что есть два специализированных канала на телевидении?

— Да. Они дома постоянно работают (улыбается). Честно, мы — молодые ребята, и нам некогда от хоккея уставать. Мы, наоборот, должны ещё больше работать, чаще сами смотреть игры самого высокого уровня. Там, действительно, круто играют, и мы должны стремиться к этому.

— Есть виды спорта, которые нравятся смотреть по телевизору или на которые хотелось бы сходить в качестве зрителя?

— Мне очень нравится смотреть баскетбол. А так, если честно, хотел бы побывать на матче НХЛ в Америке. Сходить на стадион. Для начала, конечно, как болельщик, чтобы ощутить эмоции. А в дальнейшем хотелось бы в качестве игрока ощутить себя на заокеанском льду.

— В НХЛ кому-то симпатизируешь?

— Нравится «Нью-Йорк Рейнджерс». Очень классная команда. По прошлому сезону понравился «Вегас», — очень системная команда, в которой все четыре звена играют по-настоящему в хоккей.

— Там ведь Павел Дорофеев. Ты с ним знаком?

— Я знаком с его отцом. Игорь Павлович Дорофеев был нашим тренером по 2005 году.

— Последний вопрос. Может, достаточно неожиданный. Есть ещё один капитан Андрей Козлов. Он — знаменитый капитан одной из команд интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?». Знаешь ли ты о нём?

— Честно, не видел, но вы проявили во мне интерес, и я обязательно на досуге посмотрю игры с его участием.

К материалу

0 комментариев

Добавить комментарий

Добавление комментария

Для добавления комментария нужно зарегистрироваться или авторизоваться на сайте.

Логин
Пароль