Cайт ХК «Металлург»

Новости клуба

Архив новостей

 
0
31 января 2024 sport24.ru
1496

Савелий Медведев: «В молодёжном хоккее каждая ошибка может привести к пропущенной шайбе»

— Савелий, наш разговор проходит в непростой период для «Стальных Лисов». Команда потерпела два домашних поражения от «Белых Медведей». Причём, одинаковые. Что не сложилось в этих матчах?

— У нас немного не получилось играть в атаке. Мало контролировали шайбу, ещё меньше бросали. Ну вот... Поэтому так у нас сложилось.

— Ты играешь в МХЛ третий сезон. Какой он для тебя?

— Решающий. Уже надо попадать дальше. Идти в первую команду, либо в ВХЛ. Потому надо показывать себя.

— Как он складывается лично для тебя?

— Не очень. Можно и лучше.

— А чем конкретно?

— Часто пропускаем шайбы. Мало забиваем.

— В команде появилось много молодых защитников. Как они себя проявляют?

— Как по мне — им надо больше работать. Потому что мало кто из них попадает в состав. На постоянной основе только Александр Сиряцкий. Он хорошо себя проявляет. Как говорят тренеры: к нему вопросов нет. Остальным надо работать.

— Ты так же работал в свой первый сезон в «Стальных Лисах»?

— Да, конечно.

— Какие тогда были первые впечатления о молодёжном хоккее?

— Скорости быстрее. Они отличались от детского хоккея. Поначалу мне мало давали играть. Потом влился в игру, стал постоянно попадать в заявку и играть.

— Как тебе, молодому новичку, удавалось постоянно попадать в заявку? Что тебе помогло?

— Я играл, как лучше умею, в обороне. Старался быть надёжнее, меньше допускать опасных моментов у своих ворот. В принципе, вот этим, наверное, и взял.


— Кто из тренеров в детской школе учил Савелия Медведева играть в хоккей?

— Главный тренер «Стальных Лисов» Станислав Андреевич Шумик. Мы с ним очень давно работаем, почти всю жизнь. Даже сейчас. Он нас воспитал с детства. Хороший тренер, многому нас научил. В том числе тех парней, кто сейчас в «Металлурге». Он тоже с ними работал.

— Если сравнивать Станислава Шумика как детского тренера и как тренера молодёжной команды. В чём он изменился как специалист?

— Он вырос из детского хоккея в молодёжный, более требовательный. Не прощает ошибок, грубых — тем более. Отчитывает всех за ошибки. Если в детской школе он позволял некоторые послабления, то здесь вообще нельзя ошибаться. В молодёжном хоккее каждая ошибка может привести к пропущенной шайбе.

— Трудно ли тебе давались первые шаги в детском хоккее?

— Поначалу — да, было трудно. Не мог нормально стоять на коньках, но потом более-менее начал понимать, как это. И вроде вкатился.

— Помнишь ли ты своё первое появление на льду?

— Впервые встал на коньки лет в 5-6. Вообще, меня в секцию родители отдали. Увидели рекламу о наборе хоккеистов и спросили, хочу ли я пойти. Я сказал: да, конечно. Попробовал, — понравилось. Продолжил дальше заниматься.

— То есть как некоторых детей, тебя силком в секцию никто не приводил?

— Нет. Спросили мое мнение.

— По детям на льду проявлял такую же самоотверженность, ложился под броски соперников?

— Всё точно так. Оттуда всё и пошло.

— Откуда появилась такая манера игры?

— Трудно сказать. В меня много шайб прилетало. Может, чувство такое выработалось, где лучше сесть, как лучше заблокировать бросок, чтобы он не прошёл дальше. За это меня и прозвали Магнитом.


— Приходил домой весь в синяках, а что говорила мама, когда тебя видела таким?

— Мама не смотрит хоккей. Даже сейчас (улыбается). Потому что боится, переживает. Каждый раз, когда прихожу домой, спрашивает: «Ничего не болит?». Отвечаю, что всё хорошо. Это моя работа.

— Никогда не советовала завязывать с хоккеем?

— Нет, никогда. Наоборот, была за то, что я занимаюсь этим видом спорта. Чтобы я дальше продолжал заниматься.

— Что говорят о твоей игре родственники? Иными словами: как происходит разбор игры Савелия Медведева в его семье?

— Много, конечно, критикуют.

— Даже так? А кто?

— В основном, за ошибки меня критикуют. Отец в основном постоянно пытается мне подсказать. Что-то сказать, где как сыграть. Поэтому он, в основном, меня критикует. Но кроме критики бывает и поддержка. Дедушка тоже ходит на домашние матчи, но он постоянно мне помогает. Бабушка тоже помогает. Есть младшая сестра, но она не интересуется хоккеем.

— Расскажи о семье, в которой ты вырос.

— Отец был биатлонистом. Мой дедушка был тренером по биатлону. Он тренировал своего сына — моего папу. Но потом возникли проблемы со здоровьем, и пришлось с биатлоном завязать. Мама спортом не занималась. Родители работают на ММК.

— У самого не было желания попробовать в биатлоне?

— Мне говорили: «Может, в биатлоне попробуешь?» Отвечал, что хоккей мне больше нравится. Это динамичная игра. Биатлон — больше на выносливость. Я, конечно, пробовал с папой на лыжах побегать, но это не моё.

— То есть по мишеням не стрелял, но на лыжах гонял?

— Да.

— Трудно ли родителям было растить такого хоккеиста в то время? Поездки, соревнования, форма, питание.

— Думаю, да. Почти всё оплачивали сами по детской школе. Времени не хватало. Потому что учёбу и тренировки было сложно совмещать: чтобы учиться хорошо и тренироваться. От хоккея никогда не хотел отказываться, как бы сложно ни было.

1.0.jpg

— Вне льда Савелий Медведев, наверное, скромный и молчаливый молодой человек.

— Да. Есть такое.

— А почему?

— Даже сам не знаю. Так получилось, что скромный.

— Кроме хоккейной площадки, где ещё можешь себя проявить?

— Может быть, в биатлоне (улыбается). Баскетбол нравится. Летом ещё футбол.

— На какой позиции играешь?

— На любой. Играем же не в полную силу. Люблю в нападении.

— По ТВ что из спорта смотришь?

— То же самое: футбол и баскетбол. Не слежу ни за какими командами. Просто смотрю для разнообразия.

— Кто тебе дал такое редкое имя?

— Мама, скорее всего.

— Сам интересовался?

— Нет. Наверное, понравилось. Таких вопросов ей не задавал.

— Когда знакомишься с девушками, они удивляются тому, что тебя зовут Савелий?

— Некоторые удивляются. Говорят, редкое имя. Но в нашей команде двое таких (улыбается).

— Стать защитником — была твоя мечта?

— Да нет. Просто мы как-то играли по малышам. И тренер меня поставил в защиту. Мне понравилось там играть. С тех пор там и играю.

ФОТО

— Не было желания перейти в нападение?

— Нет, никогда не возникало.

— Кто тебя учил блокировать броски?

— Само как-то получилось. Я, в основном, не отрабатывал их. Конечно, в МХЛ мы пробуем учиться блокировать броски, работаем с мягкими шайбами. Учимся правильно садиться под шайбы, чтобы они реже до ворот доходили. А до этого я никак не тренировал способы блокировки бросков. Само как-то получилось.

— Мягкие шайбы — это что?

— Шайбы стандартного размера, только они легче и мягче, и не так больно прилетает. Используем на тренировках в отдельных упражнениях. Мы выходим защитниками, отрабатываем, садимся под броски.

— Ты, наверное, постоянный клиент доктора «Стальных Лисов» Максима Зубкова?

— Да. Есть такое. Постоянно что-нибудь заморозить, подмазать, подшить, если прилетело в лицо. Часто мы с ним работаем.

— Сам Максим Александрович не возмущён тем, что ты себя не бережёшь?

— Да нет. Он прекрасно понимает, что это часть нашей работы. Мы должны это делать: ловить на себя, блокировать, чтобы выигрывать.

— Были такие моменты, что лёг под шайбу и досталось так, что в следующей игре мог уже не выйти?

— Да. Было такое. В прошлом сезоне сильно прилетело в пятку. И потом не мог конёк надеть.

— Самая тяжёлая травма в твоей жизни?

— В основном ушибы.

— Кроме помощи от доктора Зубкова, как от ушибов сам избавляешься?

— Поначалу лёд держу, потом применяю противовоспалительные мази. И дальше тренироваться, играть.

— Чей бросок из соперников самый сильный в МХЛ?

— У них примерно они все одинаковые. Из нашей команды отмечу бросок Богдана Крохалева. Раз попадал в меня не тренировке — было неприятно.

— Тебя называют в команде Магнитом. Хотелось бы знать, кто по твоему мнению в «Стальных Лисах» является Халком, Росомахой, Железным человеком?

— Халк, думаю, Иван Кудрин. Он сам по себе большой, грозный. Росомаха? Даже не знаю, кого взять-то.

— Тогда, кто в команде человек-огонь?

— Кирилл Плохов. Бывает, много злится. Железный человек? Вадим Лукин. Он сам по себе крепкий, здоровый парень.

— У тебя есть любимый герой? Не обязательно киношный.

— Да нет. Особо таких героев нет.

— Какие фильмы предпочитаешь?

— В основном, ужасы. Нервишки вечером пощекотать.

— «Астрал» смотрел?

— Да. Все части смотрел. Хороший фильм.

— Какой защитник для тебя является примером?

— Кейл Макар из «Колорадо». Нравится его стиль игры: владение клюшкой, катание.

— А из КХЛ?

— Егор Яковлев. Тоже нравится за ним смотреть, как он играет.

— А я думал, ты назовёшь ещё Коди Кёррана, Дамира Шарипзянова, которые очень много блокируют бросков. Вообще, во время просмотра матча КХЛ специально наблюдаешь за тем, как защитники блокируют броски?

— Честно, — нет. На это не обращал внимания.


— Допустим, хоккея не было бы в твоей жизни. Какую профессию выбрал?

— Полицейским бы стал. Даже не знаю, почему так. Просто нравится защищать.

— Что говорят тренеры о твоей игре? Те же Станислав Шумик и Виктор Постников, которые тоже играли на позиции защитника.

— Конечно, говорят, что надо добавлять. Во-первых, в мышлении. Потому что хоккей становится всё быстрее и быстрее. Ну и руки. Без них тоже никуда.

— Расшифруй про руки...

— Дриблинг. В основном, надо больше им заниматься, чтобы чаще и хорошо контролировать шайбу. Ну, и, катание. Над ним всегда надо работать.

— За два сезона в МХЛ чему научился в этой лиге?

— Во-первых, думать быстрее. Скорости и скорость мышления намного выше, чем в детском хоккее. Блокировка бросков: стал больше блокировать по сравнению с тем, что было раньше.

— В начале разговора ты говорил о том, что недоволен своей игрой в текущем сезоне, но в этом сезоне ты блокируешь чаще, чем в предыдущих.

— Да, есть такое.

— С чем это может быть связано?

— Не знаю. Может, потому что мы слишком много играем в меньшинстве. Поэтому приходится выходить и ловить на себя шайбы. Если раньше у нас удалений было по минимуму, то сейчас их очень много.

— Опыт прошлых лет помогает?

— Да. Видно, когда игрок собирается бросить, и мне надо вовремя среагировать.

— Против кого трудно было в обороне играть?

— «Белые Медведи». У них всё быстро: в одно касание, в одно движение. Поэтому с ними тяжело было играть.

— Новички «Стальных Лисов», они прониклись духом команды? Стали частью того фундамента, на котором держится игра команды?

— Думаю, пока ещё не все стали. Надо ещё больше помогать им, с ними работать. Говорить им, что хорошо, а что — плохо. Чтоб на них можно было потом, в трудную минуту, опереться. Когда, допустим, у старших не получается игра, чтобы они подхватили нить игры и, соответственно, помогли выигрывать. Не всегда у старших бывают хорошие матчи. Надо, чтоб молодые подхватывали и тоже вели за собой.

 

К материалу

0 комментариев

Добавить комментарий

Добавление комментария

Для добавления комментария нужно зарегистрироваться или авторизоваться на сайте.

Логин
Пароль